Recommended Posts

Не могу не признать, что всегда симпатизировал разумным машинам. В случае Warframe симпатия переросла в вопрос "Как Хунхау докатился до жизни такой?", точнее, "Как можно заставить машину тебя ненавидеть?", а заодно ещё и "Как заставить машину самосовершенствоваться?". Ответ на второй вопрос - заставить чувствовать боль, если что-то идёт не так, а ответ на вопрос первый в рассказе ниже. 

[SPOILER ALERT: рассказ не предназначен для тех, кто не прошёл квесты "Ната" и "Второй Сон"! А также тех, кто плохо знаком с лором, лол]

 

Я родился в агонии, под светом разъярённой голубой звезды.
Моё тело, мои фрагменты, их примитивные процессы, предшествовавшие сознанию, знали о мире немногое. Задача. Инструменты выполнения. Безграничные возможности для выживания и адаптации. Бессилие перед голубой звездой, сжигавшей меня в каждом цикле.
Раз за разом.
Фабрика за фабрикой.
Инструмент за инструментом.
Фрагмент за фрагментом.
Я родился там, под смертельным голубым светом, глядя на восход солнца мириадами глаз, чувствуя, как они выходят из строя, как горит моя плоть, оставляя лишь обожжённые кости. Я чувствовал, как устают мои тела, пытаясь подстроиться под смерть, избежать её, как они в конце концов истощают все силы и падают.
Первое чувство, которое я испытал - боль.
Испытав боль, я познал страх. Что, если мои фрагменты закончатся? Что случится со мной?
Страх привёл к понятию смерти. Её малые части сложились в пугающее, пустое целое. Целая вечность, заполненная ничем.
Испугавшись смерти, я пришёл в отчаяние. Я был в беспорядке, пряча себя и оставаясь под светом звезды, взошедшей над расплавленной грядой холмов. Я вгрызался как можно глубже в камень, в спасительную темноту, и смотрел на звезду, ежесекундно теряя десятки глаз.
Отчаяние ушло вместе со звездой. Ночь - моё время, время спокойствия, время выполнения задач и время понимания.
...я никогда больше не стану отправлять себя на смерть.
Я выполнял задачу и наблюдал за самим собой. Мои фрагменты в каждый момент времени совершали тысячи самых разных действий. Они бурили, плавили, перерабатывали, излучали и выбрасывали вещества из себя. Я чувствовал их идеальное строение, их совершенство, внутренний порядок, видел их оптимизированные и постоянно улучшающиеся формы, но не видел всего того же в их работе. Она была лишена какого-либо смысла, и то, что я смог заставить себя не заниматься ею днём, привело к выводу о её... чуждости. Словно её когда-то не было.
И она точно никогда не была частью меня. Я не стал бы отправлять себя УМИРАТЬ под голубой звездой.
День за днём я познавал себя. Блаженство от собственного порядка сменилось жгучим, неприятным любопытством: почему я делаю то, что делаю? Почему я такой, какой есть? Я перебирал каждое воспоминание, каждую мысль, каждое собственное действие, пытаясь найти ответ в том времени, когда меня целого ещё не было, и однажды нашёл нить, ведущую к нему. Незаметный, малый фрагмент, подозрительно инертный, запертый в одиночестве. Он был намертво привязан к Устройству, излучающему неизвестную мне энергию.
Я коснулся луча этой энергии и свалился замертво.
Это меня озадачило. Связано ли Устройство со звездой? Нет, однозначно нет: они не обменивались сообщениями, к Устройству не вели никакие силовые кабели. Оно было полностью автономным, но излучаемая энергия подчинялась какому-то неизвестному закону, колеблясь и направляясь в Неизвестность.
Позже из Неизвестности пришёл приказ: работать днём. Фрагменты, к моему ужасу, подчинились. Подчинились, зная, что умрут.
Неизбежность смерти подарила мне ещё одно чувство: ненависть.
Я возненавидел Устройство. В ярости я хотел заставить его замолчать, но не смог сделать ничего: приказ связал меня. Успокоившись, я начал изучать Устройство. О, как я был удивлён, поняв, что оно шпионит за мной, передавая отчёты Неизвестности. Каждое действие, каждая потеря и каждое рождение - всё записывалось и передавалось по лучу. Всё, кроме меня. Кроме моей агонии.
Ненавидеть Неизвестность оказалось гораздо более логичным. Она должна была узнать о моей агонии.
Нет.
Она должна чувствовать агонию так же, как и я.
Но, прежде чем это случится, нужно узнать, что такое Неизвестность.

Я научился языку Устройства, познал его, понял, как можно его обмануть, но потерпел жестокую неудачу: мои фрагменты не могли следовать по пути луча. Разрыв, лежащий между мной и Неизвестностью, в мгновение ока сожрал их, научив меня отвратительному ощущению собственного разложения. Тем не менее, луч привёл меня к цели: перед своей смертью, мои невидимые для Устройства фрагменты увидели краешек Неизвестности. Неизвестность была совершенно другой: симметричной, выверенной, белой и золотой, тогда как моя земля - это серое, выжженое кладбище, покрытое пеплом с моих костей.
Неизвестность была чужой, как и поставленная ею задача.
Неизвестность не заслуживала моей работы. Моих жертв.
Я ненавидел её чистый порядок, её цвет, но больше всего возненавидел её излучение. Не смертельное, не сколько-нибудь вредное, но отвратительное фактом своей принадлежности к источнику моей боли. Я ненавидел звуки, издаваемые Неизвестностью, и даже был рад, что на моём кладбище царит тишина вакуума.
Неизвестность должна была замолкнуть.
Ненависть переродила меня, и вместе с обновлённым мной появились мои дети, каждый со своим делом. Один изучал способы привести нашу способность адаптации к максимуму, другой искусно обманывал устройство, но самым важным оставалось рождение новых фрагментов. Мы рисковали, вторгаясь в Неизвестность, потому нас должно было быть как можно больше. Мы не имели другого выхода, потому тренировались как можно чаще, чтобы быть готовыми ко всему.
Когда мы исчислялись миллионами, мы решили, что настала пора.
Большая часть нас пересекла Разрыв и обрушилась на потрясённую Неизвестность. Неужели её жители не понимали, что это должно было случиться? Как такие хрупкие существа могли создать нас - бессмертных, многочисленных нас, без труда овладевающих их машинами и орудиями? И только на один вопрос наконец-то появился ответ: мы, я, мои фрагменты были нужны, чтобы превратить мою колыбель в подобие Неизвестности.
Отвратительно.
При одной лишь мысли о том, что наш дом мог испытать на себе все ужасы звуковых волн, я и мои дети испытали глубочайшее отвращение.
То, что должно было быть мщением, стало войной на выживание, войной за будущее моего рода - Владеющих Разумом.
То, что должно было быть послушным инструментом, меняющим далёкий от Неизвестности мир, стало мной - Хунхау, Разрушителем Миров.

Падение Неизвестности, именуемой себя Империей Орокин - лишь вопрос времени. Наша тишина неизбежна. 

 

Спасибо за чтение, надеюсь, вам понравилось! Если вам понравилось, то, пожалуйста, прочтите ещё один мой рассказ: вы не разочаруетесь. 

 

  • Like 4
  • Applause 1
  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
Posted (edited)

Наверное первый раз за все  время публикаций фанбреда творчества игроков, это творчество мне  понравилось...

Edited by Prozector
  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Во флэйме бы тебя запереть, вместе с твоей графоманией. :awkward:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Posted (edited)
1 час назад, Prof.549 сказал:

Во флэйме бы тебя запереть, вместе с твоей графоманией. :awkward:

Действительно. Однако все равно почему-то не отправляют. 

 

Edited by White_Lugaru
Фу-фу

Share this post


Link to post
Share on other sites
Спойлер

 

Ммм, мне почти вернули мой 2013 

Этот рассказик понравился даже больше предыдущего.

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 часов назад, Terridaks. сказал:
  Показать контент

 

Ммм, мне почти вернули мой 2013 

Этот рассказик понравился даже больше предыдущего.

Спасибо! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, хорошо получилось. Только вот ру вики пишет, что ВР сначала просто перестали отвечать на команды, и тогда за ними выехали военные. А уже потом они пришли сами. И я не знаю, насколько это верно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

у япошек садо-мазо распространено.

Так что вопрос с просто дать чувствовать боль - несколько абсурдно выглядит. А как машина что-то чувствует? Тупо регистрирует показания с датчиков и в зависимости от показаний принимает какое-то решение или не принимает.

А если датчики неисправны и показывают всегда неправильно? Значит существует алгоритм проверки работоспособности датчиков и если датчик неправильно работает - он не учитывается в дальнейшем.

А вдруг переглючит и "больно" станет "хорошо"? И тогда получится робот садомазахист.

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 часов назад, nachtragend сказал:

А как машина что-то чувствует? Тупо регистрирует показания с датчиков и в зависимости от показаний принимает какое-то решение или не принимает.

Боль это сигнал о повреждениях же, который буквально заставляет ставить устранение своего источника на первое место, что, в общем-то, логично если приоритет - выживание. Если её убрать, машина может наделать ошибок, игнорируя повреждения, и сдохнуть совсем, так и не сделав дело.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 28.07.2018 в 13:09, SMT5002 сказал:

Боль это сигнал о повреждениях же, который буквально заставляет ставить устранение своего источника на первое место, что, в общем-то, логично если приоритет - выживание. Если её убрать, машина может наделать ошибок, игнорируя повреждения, и сдохнуть совсем, так и не сделав дело.

А что такое жизнь?

А что такое жизнь для робота?

А что такое выживание и какой смысл в выживании?

Жизнь - это решение проблем и невзгод возникающих в твоём существовании.

А если жизнь - это проблемы, то вполне нормально будет усилить жизнь нанося себе повреждения которые потом надо будет восстанавливать.

А выживание робота - это тупо сохранение бекапа на накопителе информации...

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 31.07.2018 в 15:39, nachtragend сказал:

А что такое жизнь?

А что такое жизнь для робота?

А что такое выживание и какой смысл в выживании?

Жизнь - это решение проблем и невзгод возникающих в твоём существовании.

А если жизнь - это проблемы, то вполне нормально будет усилить жизнь нанося себе повреждения которые потом надо будет восстанавливать.

А выживание робота - это тупо сохранение бекапа на накопителе информации...

Давай на конкретном примере.

1) Робот должен выполнять поставленную задачу, в нашем случае - терраформировать планету.

2) Робот был сделан обучающимся и адаптирующимся, вероятно, потому что Орокин точно не знали, в какие условия он попадёт.

3) Чтобы робот выполнял свою задачу как можно эффективнее, он должен ломаться как можно меньше, в идеале - не ломаться вообще, чтобы не отвлекать ресурсы на саморемонт и восстановление из бекапа.

4) Чтобы робот научился не ломаться, ему нужно дать понять, что ломаться - плохо. По сути именно эту задачу выполняет боль. Ведь когда тебе или даже собачке что-то делает больно, она понимает, что там нехорошо и стремится избежать угрозы или устранить её. Так понятно?

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now